Автомамы и Автопапы


«Потерять ребенка очень легко: потерять в собственном доме…»

Владимир Леви

Каким-то образом на Пятачке оказалась магнитофонная запись домашнего монолога Е. В., мамы 14-летнего Коли С-ва. Очень сердитый голос:

 

— Где шлялся, я тебя спрашиваю?! Опять с этим паразитом Витькой! Ничего-ничего, я еще с его матерью поговорю, я ей скажу! Чтоб ни слуху ни духу! А это от чьих сапог следы на ковре? Ах, не знаешь? Свинья ты, свинья! Что-о-о?!. Поговори еще у меня, поговори, лгун несчастный, никакой веры твоим обещаниям, развел грязь, тараканы из-за тебя наползли опять! Все стулья переломали!. Ее тараканы, а ваша милость с дружками! Бездельники чертовы! Восьмой класс! О будущем пора уже думать, головой думать, а не.. Так вот, Николай, заруби на носу: у тебя теперь режим повышенной нагрузки, да-да! Олух царя небесного! Ты уже не ребенок, пора вступать в жизнь!   Заниматься уроками по четыре с половиной часа в день! К репетитору по-английскому и математике!   Если по физике не вытянешь на четверку, никакого видеомагнитофона! И каждый вечер изволь убирать кухню — да, да, за всех, хватит быть паразитом!    На тебя гнули горб! И мыть ванну и туалет, и убирать говно за своим котом!



 
родители

Фото © Dr Prem

 

Труженица, честный и добрый человек, Е. В. в обращении с сыном, увы, как и многие, принадлежала к разряду невменяемых Автомам: обвиняющая, безудержная, непоследовательная, невникающая…    Результаты не заставили себя долго ждать — восьмой класс сын не окончил, перешел в разряд неуправляемых.   Для «психологического воздействия» Е. В. привела Колю к Д.С., но ее стопроцентная некритичность к самой себе мало что позволила сделать…

 

Вышеприведенный монолог (текст, повторявшийся с незначительными изменениями почти ежедневно) был разыгран в лицах, переигран по разным вариантам возможного приближения к положительной цели, проанализирован, резюмирован.

 

Автомамы и Автопапы — это родители, обращающиеся со своими детьми неосознанно, рефлекторно, по стереотипам — автоматически действующим программам, без таких излишеств, как вчувствование, игра, логическое мышление, интуиция, творческое воображение, предвидение последствий пли даже просто элементарная обратная связь. Кнопочная запрограммированность не дает им возможности менять свое поведение в зависимости от его результатов. Они всегда правы. Ошибки не замечаются.

 

Цели (побудить, например, ребенка учить уроки, закончить школу, быть аккуратным, порядочным, трудолюбивым и т.д.) либо не достигаются, либо достигаются непомерной ценой (утрата ребенком воли — превращение в Авторебенка, утрата уверенности и достоинства, утрата здоровья и душевного, и физического), либо достигаются со знаком наоборот (отвращение к учебе, труду, культуре, духовности и к самой жизни, бегство в компьюху, шизу, наркоту)…

 

Из-за постоянного рассогласования желаемого и действительного (превратить ребенка в Авторебенка не так-то просто, о нет!) Автомамы и Автопапы пребывают в основном в состоянии недовольства, раздражения и злости.  Щедро награждая ребенка отрицательными определениями, черными характеристиками, всячески внушают ему, что он плох, ни к чему стоящему не способен, что не достоин любви и жизни, что зря родился…  «Меры воздействия» сводятся в основном к настояниям и приказаниям, попрекам, ругани и угрозам, то есть наказаниям психическим, а при большой злобности и физическим. Сама жизнь ребенка таких родителей становится сплошным наказанием и бегством от наказания…

 

Автомамы и Автопапы неосознанно переносят (проецируют) на ребенка свое собственное недовольство жизнью и самими собой, свой неутоленный, давно зашкаленный голод по человечности, доверию и любви, свое духовное запустение… Те, которым так и не удается выйти на уровень хотя бы элементарной самокритичности, с годами превращаются в заплесневелых, психологически слабоумных мамонтов-папонтов, в идиотических автобабушек-автодедушек. Плодят следующие поколения автородителей — мамуасов и папуасов…

 

avtomamy-avtopapy

Фото © MailOnline

 

Несколько реплик из обсуждения

 

Василий:

Автородители — мастера создавать события, против которых борются. Когда мне бабушка говорила: не лезь туда-то (на шкаф, на лестницу, на велосипед) — упадешь, разобьешься — так я и лез, и падал обязательно, и разбивал себе что-нибудь, вырос, в конце концов, физическим трусом. В пятнадцать мама:

— Опять явишься в двенадцать ночи? После полдесятого домой не приходи!

И не приходил. Результат: венболезнь в шестнадцать, алкоголизм в восемнадцать…

 

Антуан:

А я еще лет в восемь-девять сообразил, что мои родители- автоматы, пытающиеся мной управлять по модели «Кнут-Пряник» в соотношении приблизительно 6:1. Все надеялся, что когда-нибудь можно будет с ними общаться просто по-человечески, не получая оценок и указаний. К двенадцати потерял надежду.

Развил методы встречного управления: стал виртуозом вранья, симуляции, понтов, халтуры и охмурежа. Все душевные силы уходили на эту игру в непоймайки, весь смысл жизни свелся, так сказать, к имиджу, не отличал уже в себе настоящее от показушного, тайно себя ненавидел и презирал за это… И все верил, что вот стану взрослым и независимым, и будут у меня свои дети, и все будет не так, все только искренне, полюбовно и понимаючи…

 

А вот шиш, ни фига подобного. Стал папашей и с ужасом обнаруживаю, что автомат-родитель сидит и во мне, двигает моим мозгом, руками и языком. То и дело ругаю и луплю сына — чтобы не безобразничал, чтобы не мешал, чтобы учился, чтобы не лез не в свои дела, чтобы не был собой, короче…  Иногда вяло и натужно хвалю, иногда дарю подкупающие подарки и вижу: раскусывает, понимает — зачем… Ничего более вразумительного не могу придумать.

 

Играть с ним — с души воротит, больше десяти минут не выдерживаю, да и ему скучно — чувствует, что мне это не интересно…  Угрожаю дочке всеми ужасами, чтобы не вредничала, не ныла и не хамила, напрочь не выношу и не понимаю ее истерик, завожусь жутко…  В общем, оказывается, и я есмь Автомат Автоматович Автоматов, и жена моя Автомать Автоматьевна…

 

Бэлла:

 Такой бомбежкой, которую я сейчас кусочком изображу, человеческое в нас вытравляют:

— Я же тебе показала! Вот так завязывай шнурок!. Тьфу! Да что же ты.. Да не так! Откуда у тебя руки растут?. Пусти, дай я сама! Бестолочь!

— Опять согнулась, как крючок! Выпрямись, сколько раз говорить!

— Ты что, последнюю извилину потеряла? Тут черным по белому: первая бригада экскаваторщиков вырыла за двадцать два дня столько кубометров грунта, сколько вторая вырыла за три недели. Одна за два дня, а другая за три ночи, понятно?

 — Не-а.

 — Потому что думать не хочешь. Тупица! Дебилка!

 

Вот по такой методике моя любимая, моя бедная мамочка воспитывала свою автодочку, верней, антидочку. Не знаю, это ли причина, или я сама такой родилась — но во мне, сколько помню себя, всегда срабатывал жесткий рефлекс Немогунадо: если чего-то надо, то я этого не могу — какое-то насильственное сопротивление необходимости, полное торможение… И стойкое убеждение, оно во мне и сейчас, что жизнь — это наказание, которое надо зачем-то перетерпеть…

 
Line
 

Вот одна из самых обычных, самых нелепых и трагичных ошибок. Ругая ребенка (и взрослого!), то есть более чем решительно и убежденно утверждая, что он (она):  лентяй,  трус,  бестолочь,  идиот,  подлец, —   мы это внушаем.

 

Ребенок верит этому. Ведь говорят затем, чтобы поверил, разве не так?.. Слова для ребенка значат лишь то, что значат. Всякое утверждение воспринимается однозначно: никакого переносного смысла. Взрослая игра «Понимай наоборот» усваивается не сразу, а подсознанием никогда не усваивается.

Оценивая — внушаем самооценку. Если говорить:

— Ничего из тебя никогда не выйдет!

— Ты совершенно неисправим!

— Самый настоящий предатель!

— Тебе одна дорога (в тюрьму, под забор, на панель, в больницу, к чертовой матери), —

     то так оно и окажется…

 

Ведь это внушение, самое что ни на есть настоящее внушение. Оно создает образ будущего, оно действует и спустя годы, даже напрочь забытое:

     ты меня не любишь,

     ты нарочно меня изводишь,

     ты хочешь, чтобы я сошла с ума,

     ты хочешь моей смерти.

 

Если такое повторить раз, другой, третий — то… Ребенок такому не хочет верить, но может поверить!..  Душа его легка и упруго подвижна, душа жизнерадостна!.. Но уже посеяны семена внутреннего разлада.   Уже надломленность в самой хрупкой основе — в ощущении своего достоинства, своего права жить, права быть самим собой…

— Да ведь как с гуся вода, как об стенку горох! Забывает через секунду! И опять за свое!..

 

Так видит ребенка тупое псевдовоспитательское остервенение. Так толкает его в отчуждение, озлобление, разврат, воровство, наркоту, криминал, во тьму…  Если ребенок не воспринимает твои слова, если и угрозы твои, и ругань пропускает мимо ушей, если не действуют и наказания значит, что ребенок из последних сил:  защищает свою самооценку, грубит в ответ, делает назло, издевается, обещает исправиться, а продолжает,  защищается и беззащитен.

 

А для защиты лишь две возможности. Либо поверить, принять навязанный образ, войти в него и жить в нем… Либо — не принять, не поверить. Бороться!..  Как?..   Как угодно, только не так, как этого хочется нам.  Пойдет на все, чтобы доказать не нам, что все-таки стоит жизни на этом свете. В лучшем случае при внешней благополучности сохранит на всю жизнь неуверенность, внутреннюю ущербность. А в худшем…

 

Бэлла: 

Вот вариант для случая Е. В. (Показывает.)

Мама приходит с работы, дома бардак, попахивает табаком и еще чем-то, взгляд сына-восьмиклассника виновато-наглый, за уроки явно не брался, ждет выволочки, готовится отбиваться… Мама, сбивая его ожидания, весело улыбаясь, как ни в чем не бывало здоровается. — Привет.

 Сын, слегка оторопело. — Привет…

 

Мама, переодевшись, поставив чай, внимательно оглядывает квартиру и проникновенно заглядывает сыну в глаза… Сын взгляд отводит. Мама выдерживает паузу молчания полторы минуты… Потом говорит спокойно, слегка иронично. — Слушай, это ты наконец прибил крючок в ванной? Ну спасибо, по высшему разряду. (Закрыться можно, открыть нельзя…) Насчет починки стула я уже не сомневаюсь. А когда успел научить кота говорить? Сегодня утром он произнес: «Мало мя-я-аса». А потом пожаловался, что никто опять за ним не убрал… (Задумчиво рассматривая след на ковре.) Скажи Виктору, пусть заглянет, когда я дома… Нет, не об этом, не волнуйся. Кое-какие сведения о психологии девочек, для него лично важные. Ну и тебе можно поприсутствовать, так и быть. Поговорим, кстати, распланируем взрослую жизнь…  А насчет магнитофона пока подумаем…

 

Автор

Из книги

 

В.Леви В.Леви «Как воспитывать родителей,
или новый нестандартный ребенок»

iconLab Купить в Лабиринт.ru

iconOz Купить в Ozon.ru

iconUA Купить в Украине

iconBy Купить в Беларуси

iconKz Купить в Казахстане

iconEknЭлектронная книга

 


Эта статья может оказаться полезной для ваших друзей и знакомых. Расскажите о ней:



Вы можете отправить свой рассказ для публикации на сайте на admin@ncuxolog.ru

Подписаться на анонсы публикаций и новости сайта



Стань таким, как я хочу!

Как часто мы требуем от ребенка быть таким, как нам удобно, при этом мы не задумываемся о чувствах ребенка, причинах его трудного поведения

Откуда берется стресс у ребенка?

«Наши дети — это наша старость. Правильное воспитание — это наша счастливая старость, плохое воспитание — это наше будущее горе, это наши слезы, это наша […]

Семейные скандалы

С одной стороны, когда мы живем семьей, когда живем парой «мужчина и женщина», практически невозможно прожить так, чтобы никогда не было разногласий,  разборок, каких-то споров. […]